Версия для слабовидящих     Увеличить:       Цвет текста: Черный

8(963) 028-27-11

Государственный мемориально-архитектурный комплекс «Музей-усадьба П.И. Чайковского»
Музей счастливых воспоминаний
Новости
Тройка, семёрка, Пиковая дама
Дата публикации 15 августа 2019
15 августа

     Ломберный столик — квадратный или прямоугольный складной стол для игры в карты, разновидность игорного стола. Свое название он получил от одноименной испанской карточной игры  «ломбер».  А популярностью стал  пользоваться  в  Англии  и Франции в XVI веке,  когда наблюдался пик увлечения этой игрой. В то время не изготавливали специальные столики — для ломбера приспосабливали обычную мебель для карточных игр, обивая ее сукном. Спустя 200  лет,   примерно  в  середине  XVIII  века,   карточная  игра  и  ломберные  столики  пришли  в Россию и к началу XIX века стали весьма популярны в обстановке дворянского дома. В доме начальника  Воткинского   завода  Ильи  Петровича  Чайковского,   отца   великого   композитора, согласно «Списка мебелей, состоящих при казённых домах Воткинского завода» за 1848 год, их насчитывалось целых восемь штук: четыре «ломберных» и четыре «полуломберных». Позже игра «ломбер» была вытеснена другими карточными играми - преферансом и вистом, из-за чего потребность в ломберных столиках практически исчезла.  Им на смену появились столики, крышки которых расчерчивались для игры в шахматы или   триктрак,   однако  их  все  равно  в  России  продолжали  называть  ломберными.  В  других странах подобная мебель называется card table (карточный стол).  Считается,   что  А.   С.   Пушкин   написал   свою  мистическую   повесть   «Пиковая   дама» именно за ломберным столом осенью 1833 года в родовом селе Большое Болдино.  Замысел   постановки   оперы   с   сюжетом   «Пиковой   дамы»   А. С. Пушкина   на   сцене Мариинского   театра,   вероятно,   принадлежал   директору   Императорских   театров Ивану Александровичу Всеволожскому. С 1885 года от имени дирекции театров велись переговоры о создании   оперы   на   этот   сюжет   с   несколькими   людьми,   в   том   числе,   с   композиторами А. А. Вилламовым   и Н. С. Кленовским,   а   также   либреттистами И. В. Шпажинским и В. А. Кандауровым.   В   октябре 1887 года состоялся   первый   разговор   Всеволожского   с Чайковским, которому было предложено написать музыку на этот сюжет, однако композитор решительно  отказался,   в  частности,  мотивируя  свой  отказ  отсутствием  в  сюжете  «должной сценичности».  С начала 1888 года  за составление либретто на этот сюжет (для Кленовского) взялся Модест Ильич Чайковский, который писал об этом своему брату Петру Ильичу в письме от 7 февраля  1888 года: «Вторую картину  либретто  кончил.  Общим видом этой картины я ужасно доволен...  Если бы ты написал  на  это  музыку,  с  каким удесятеренным старанием я кропал бы мои стихи!» 

     В письме к Ю. П. Шпажинской от 26 января 1890 года Чайковский отмечал: «...я мало- помалу начал чувствовать неотложную потребность заняться в виде отдыха своим настоящим делом, т. е. сочинением. А тут, как нарочно, И. А. Всеволожский усиленно стал просить меня заняться сочинением оперы на сюжет Пиковой дамы. Либретто было уже прежде того сделано ни кем иным, как моим братом Модестом… Я его прочел, оно мне понравилось, и вот в один прекрасный день я решил бросить все, т. е. и Петербург и Москву, и многие города в Германии, Бельгии и Франции,  куда имел приглашение на концерты, и уехать куда-нибудь за границу, дабы без помехи работать.» 19   января   1890   года   во  Флоренции   Чайковский   начал   сочинять   оперу.   Процесс   её создания шёл необычайно быстро: клавираусцуг оперы был закончен 6 апреля, а к 8 июня того же года была завершена вся партитура.  Мировая   премьера   оперы   состоялась   в Мариинском   театре в Санкт-Петербурге 19 декабря 1890 года.  Мы не знаем, за каким именно карточным столом произошла трагедия Германа, но вряд ли он сильно отличался от ломберного столика, которым пополнились фонды нашего музея. Многие азартные люди того времени буквально жили за зеленым сукном, но с победой пролетариата атрибут буржуазии был забыт за ненадобностью. Редкие экземпляры остались в музеях и частных коллекциях, и только 21-й век вернул ломберные столики из забвения. 

 

Подписка на новости

Подписаться